Фонд русской культуры
ДатаНовости
09.10.2017ФОНД СОДЕЙСТВИЯ РАЗВИТИЮ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ - Встречи в Москве - 2017
02.10.2017"ФОНД СОДЕЙСТВИЯ РАЗВИТИЮ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ". Наши друзья и помощники
01.10.2017"ФОНД СОДЕЙСТВИЯ РАЗВИТИЮ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ". Наши контактные адреса и телефоны
14.08.2017Ирасков Гронов
21.03.2017АНАНАСЫ В ШАМПАНСКОМ
03.01.2017Программы нашего Фонда в 2017 году
02.01.2017Возможности нашего Фонда
01.01.2017Книжные проекты Фонда в 2017 году
31.12.2016Поздравление с Новым годом
23.12.2016Поздравление члена СП РФ А. В. Финогеева
01.12.2016Нефёдов Вячеслав Викторович. Страница учёного-исследователя
01.11.2016В. В. Нефёдов - СЕПГ и культура ГДР.
21.03.2016Это интересно. Великие русские поэты
10.02.2016Михаил Мишанихин представил "Период 36"
22.01.2016"Бековский вестник" о встрече в Бекове
08.01.2016Встреча в Бекове
31.12.2015Это интересно. Как жить?
24.12.2015Это интересно. «Пятиминутки любви»
12.12.2015Это интересно. Социально ориентированные некоммерческие организации Пензенской области
12.12.2015Это интересно. Некоммерческие организации в России

2 
01.11.2016

В. В. Нефёдов - СЕПГ и культура ГДР.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ  Актуальность темы. Коммунистические партии всегда рассматривали культуру как важ-ное орудие в борьбе за умы людей, за воспитание их в духе марксистско-ленинской идеологии. Они исходили из известного ленинского тезиса о том, что в каждой культуре есть две культуры – буржуазная и пролетарская. В Германии ситуация осложнялась тем, что помимо «классической» буржуазной культуры в годы господства фашизма (1933 - 1945) в стране сложилась и особая раз-новидность культуры – нацистская культура. Следовательно, КПГ, а с 1946 г. СЕПГ должны были решать двойную задачу – искоренения нацистской культуры и преодоления влияния «классиче-ской» буржуазной культуры. Было ясно, вторая задача кратно сложнее, и решить её будет чрезвы-чайно трудно. Восточногерманское государство, о создании которого было официально объявлено 7 ок-тября 1949 г., добилось значительных успехов во многих областях культуры. Это феномен, науч-ное объяснение которому до сих пор не дано. Политика государства в области культуры определялась высшим руководством Социалистической единой партии Германии. Поэтому истоки успехов ГДР в развитии культуры следует искать в политике СЕПГ. Преодоление культурного наследия нацизма и масштабное внедрение социалистической культуры в жизнь восточногерманского общества было и остаётся поучительным примером того, как за относительно короткий срок можно добиться существенных перемен в культурной ориен-тации немалой части населения страны. Эти перемены способствовали тому, чтоб послевоенное поколение восточных немцев в значительной мере прониклось идеями социализма. Этот уникаль-ный опыт с поправкой на национальную специфику может быть использован и сегодня в странах, которые встают на путь кардинальных перемен и меняют курс политического развития. ГДР, ФРГ и ряд других европейских стран в начале второй половины ХХ в. продолжали входить в состав переживающих беспрецедентное противостояние двух военных блоков и двух общественных систем во главе с СССР и США. Усиливавшийся дисбаланс сил в структуре политических отношений, затяжной кризис советской системы провинциального управления, ослабление жёсткого контроля центра над европейскими владениями открыли широкие возможности для обострения противоборства социальных сил периферии, которое выражалось в затаённых несогласиях с официальным курсом Москвы. В течение более 40 лет территория Восточной Германии постепенно, но неуклонно выходила из-под прямого управления Советского Союза и, добившись значительной степени самостоятельности, продолжала признавать своё формальное вхождение в состав Организации Варшавского Договора и Совета Экономической Взаимопомощи. Общие негативные последствия перманентно-внутреннего кризиса в ГДР усугублялись ак-тивным проникновением экономического влияния Западной Германии, стремлением европейских держав навязать своё экономическое и затем политическое господство. Едва ли не самым интересным объектом конкурирующим державам представлялась зона советской оккупации в Восточной Германии. Но специфика хозяйственно-экономических отно-шений и установившийся общественный строй тесно привязывали ГДР к СССР, определяя их взаимозависимость и общность их исторических судеб. Отлаженный механизм взаимодействия Советского Союза с ГДР был несколько поколеблен анархией времён «перестройки» и беспреде-лом позднего правления Горбачёва. Но затем, после исчезновения с политической карты мира СССР и ГДР, он был восстановлен на межгосударственном уровне по линии РФ – единая ФРГ. Этот длительный период с момента политического рождения ГДР в конце 40-х гг. ХХ в. до её схода с политической арены в конце 80-х гг. придал прежней исторической общности этих стран политическое оформление и позволил их рассматривать как культурное единое пространство, с одинаковыми партийными принципами управления творческой интеллигенцией. Актуальность темы исследования заключается в том, что рассмотренный в работе период стал во многом определяющим для всего последующего исторического развития как ГДР, так и единой ФРГ. Он оказал влияние на становление многих современных процессов и явлений. Без исследования сложных, взаимозависимых, часто противоречивых особенностей руководства СЕПГ культурой в ГДР и социально-политической жизни республики в означенный период не-возможно верное осмысление современных реалий единой Германии. Несомненно, актуальной остаётся определённая степень взаимозависимости правящих партий с творческой интеллигенцией в единой Германии, о чём убедительно свидетельствуют многие события их политической истории до даты объединения на рубеже 90-х гг. ХХ в. Цели и задачи исследования – раскрыть содержание культурной политики СЕПГ, пока-зать, как она менялась на определённых этапах развития ГДР, вскрыть причины перемен и дать оценку результатам этой политики, проводившейся в течение 40 лет. Автор ставил перед собой следующие конкретные задачи: 1) на основе конкретного исторического материала проследить, как СЕПГ в конкретных усло-виях строительства социализма в ГДР руководила проведением культурной революции по совет-скому образцу, какую роль в агонии правящей восточногерманской партии и ликвидации ГДР сыграла её культурная политика; 2) уделить значительное внимание проблеме создания единой системы образования как од-ного из основных условий строительства социализма во всех сферах общественной жизни ГДР, т. к. среди главных задач культурной революции было повышение общеобразовательного уровня широких народных масс; 3) показать, каким образом разрешались проблемы развития новой культуры и искусства, приобщения широких масс граждан к богатствам культуры и их участия в создании культурных ценностей в конкретных условиях ГДР, которая традиционно считалась «форпостом социализма» в Европе, «первым государством рабочих и крестьян на немецкой земле», «бастионом мира и со-циализма». 4) уделить внимание вопросу отношения рабочего класса к культуре и показать, что пони-малось под руководящей ролью рабочего класса в культурном строительстве. Целью диссертации является комплексный анализ руководства СЕПГ общественно-культурным развитием Восточной Германии и ГДР в контексте специфики её зависимости от СССР и КПСС. Важной и часто определяющей особенностью социально-культурной эволюции ГДР была острая борьба с культурным и общественным влиянием со стороны Западной Германии. Для осуществления основной цели работы были поставлены более узкие задачи: 1) рассмотрение социально-культурного развития ГДР в период её зависимости от СССР и установления тотального контроля СЕПГ; 2) определение уникальных особенностей сложившегося в Восточной Германии руководства правящей партией над всей официальной культурой; 3) анализ изменений экономических, социальных, политических и культурных реалий в ГДР сквозь призму эволюции политики СЕПГ; 4) выявление особенностей становления общественно-культурных структур в республике в контексте внутри- и внешнеполитических факторов; 5) анализ эволюции многогранных взаимоотношений ГДР с Советским Союзом. Научная значимость и новизна исследования состоит прежде всего в том, что впервые был проведён комплексный анализ внутреннего культурного развития ГДР сквозь призму особен-ностей её зависимости от установок ЦК СЕПГ, в первую очередь режима «официальной идеоло-гии». С другой стороны, показано, в какой степени сама СЕПГ была свободна от инструкций со стороны руководства КПСС; внутриполитическая, религиозная и этническая ситуация в европей-ском регионе влияла на характер культурных германо-германских отношений и даже определяла возможности культурной политики СЕПГ, и в конечном итоге обусловила её мирную модифика-цию. Автор выдвигает новую, исторически обоснованную концепцию формирования и трансфор-мации культурной платформы СЕПГ, основанную на широкой и разноплановой источниковой базе, выделяет основные этапы и противоречия, обусловленные рядом внутриполитических и ме-ждународных факторов. Кроме того, многие источники, прежде всего документального характера, либо впервые вводятся в научный оборот, либо не рассматривались ранее в контексте поставленных проблем. Хронологическими рамками исследования являются середина ХХ в. – 1990 г. С середины ХХ в., после окончания второй мировой войны в 1945 г. началось утверждение советской социа-листической системы в Европе, в рамках и на основе которой формировались дальнейшие пути взаимоотношений ГДР и СССР, особенности общественной и культурной жизни региона и поли-тических структур. Верхняя хронологическая рамка – 1990 г. – обусловлена тем, что после объе-динения в этом году Германии и исчезновения ГДР закончились качественные изменения в куль-турной жизни Восточной Германии как суверенного государства, которые свели на нет возможности переноса лучших явлений культурной жизни «социалистических немцев» и их интеграции в единую ФРГ, лишение СЕПГ статуса правящей партии. На необходимость осветить предшествующие события до начала открытой западногерман-ской экспансии, рассмотреть социально-культурную и политическую ситуацию в ГДР, а также процесс проникновения западного культурного влияния в Восточную Германию, заставила автора обратиться в 1-й главе к событиям предшествующего периода, в особенности с 1945 по 1949 гг. Теоретико-методологической основой исследования послужил историко-материалистический дидактический подход, разработанный многочисленными научными школа-ми от античности до наших дней, основанный на принципе историзма, включающем в себя анализ объекта исследования (культура ГДР) как системы, обладающей определённой внутренней структурой, изучение этой структуры в процессе развития, выявление качественных изменений и их причин как внутреннего, так и международного характера в их взаимосвязи. Данный подход подразумевает объективно-исторический анализ конкретно-исторических факторов, определивших характер и специфику изучаемой проблемы, и системную обработку доступных исследователю исторических источников и литературы. На этой основе анализируются общие закономерности и специфические проявления предмета исследования – особенностей культурной политики СЕПГ, её влияния на социально-культурное развитие ГДР в контексте мировой системы социализма. В рамках этой методологии рассмотрены социально-экономические, политические и этно-конфессиональные проблемы данного исследования. Источниковой базой диссертации является широкий круг опубликованных источников, в ос-новном на немецком языке, среди которых можно выделить официальные документы правитель-ства ГДР и партийного руководства СЕПГ; многосторонние международные и двусторонние (по линии СССР - ГДР) соглашения и договоры; статистические и иные материалы, как периода Со-ветской военной администрации в Германии (СВАГ) 1945 – 1949 гг., так и после вступления ГДР на политическую карту мира в 1949 – 1990 гг., экономические и политические отчёты, секретные донесения сотрудников советского посольства в Берлине, выступления и интервью политических и культурных деятелей СССР и ГДР, мемуары, дневники разных лиц, особо – воспоминания со-трудников советской дипломатической миссии и руководства ГДР, государственных и политиче-ских деятелей, учёных, а также периодическая печать ГДР и СССР. Источниками для раскрытия особенностей социально-экономической и культурной жизни в ГДР, а также характера многосторонней деятельности партийно-государственного руководства ГДР служили рапорты и отчёты военных, атташе по культуре, секретарей посольства СССР, пуб-ликации по культурным вопросам советских и восточногерманских ведомств. Из опубликованных источников, характеризующих положение в культурной жизни ГДР, наи-более ценными являются документы по культурной политике СЕПГ, а также подборка материа-лов, касающаяся предыстории культурной политики в Восточной Германии. В них отражена международная обстановка в указанный период, соперничество ведущих держав США и СССР в расколотой Германии после окончания второй мировой войны. В упомянутых документах в пер-вую очередь имеются ценные сведения о советской политике в бассейне Эльбы в рассматривае-мый нами период. Депеши, донесения, телеграммы отдельных дипломатических и разведывательных служб СССР в ГДР, а также в столицах ведущих европейских государств, про-водивших активную политику в ФРГ и ГДР, позволяют воссоздать истинную картину происхо-дящих событий в этом важном регионе мира. Документы расположены в строгом хронологическом порядке по странам и регионам, что значительно облегчает работу исследовате-ля и позволяет выделить наиболее важные события и определить степень дипломатической актив-ности советских служб. Одним из важнейших источников при изучении культурной политики СЕПГ являются тексты выступлений, речей и мемуаров высших официальных партийных, государственных и правитель-ственных лиц ГДР и СССР, которые позволяют выяснить позиции различных деятелей, имевших свои точки зрения на культурную жизнь в ГДР. Несмотря на очевидную тенденциозность данных документов, материалы дают возмож-ность выявить основные политические, культурные и дипломатические направления, формы, спо-собы и средства, применявшиеся СЕПГ в культуре ГДР. Особенно ценными для изучения социально-культурной ситуации в ГДР являются публи-кации ежедневных газет Восточной Германии, в которых часто искали исторические прецеденты и ретроспективно анализировали недавнее прошлое. Уникальными для исследования внутриполитического положения в ГДР, взаимоотношений её с соседней ФРГ являются документы, опубликованные Архивом внешней политики РФ. Они дают возможность объективно оценить позиции разных групп населения ГДР, определить их отношение к проблематике культурной политики СЕПГ. Для полноты освещения отношений правящей в ГДР партии с неудобными деятелями культуры, динамики развития культурных отношений с СССР, важное значение имеют данные, опубликованные в еженедельных «Бюллетенях Министерства иностранных дел ГДР». Ценным источником для раскрытия внутренней культурной политики СЕПГ, состояния от-ношений с социалистическими странами, в первую очередь, с СССР, являются выступления и публичные заявления генеральных секретарей ЦК СЕПГ Ульбрихта и Хонеккера. В них они не раз обращаются к истории советско-восточногерманских отношений, методу «социалистического реализма» и т. д. При анализе эволюции общественно-политических структур, формирования двусторонних отношений ГДР и СССР, а также культурных проблем в целом широко использовалась периоди-ческая печать. Прежде всего, это официальные издания партийных и государственных советских властей и руководства ГДР, соответственно «Правда», «Известия» и «Нойес Дойчланд», на стра-ницах которых отражается точка зрения руководства этих стран на события культурные, внутри-политические и международные. Широко использовалась также иная периодика СССР и ГДР, в которой, помимо всестороннего анализа политики и культуры (таковы «Советская Россия», «За рубежом», «Junge Welt»), можно было обнаружить сведения, отсутствующие в официальных из-даниях. То, что умалчивалось официальной прессой, в первую очередь, данные об уходе граждан ГДР на Запад, о состоянии неформальной культуры, отражалось в некоторой степени на страницах таких изданий ФРГ, как «Bild», «Stern» и «Zeit». Достоверность средств массовой информации как источников может подвергаться сомнению, но обращение к ним правомерно постольку, поскольку они сигнализировали об активности тех или иных политических сил, уровне напряжённости и взаимопонимания между ними. Источниковой базой диссертации послужили стенографические отчёты съездов СЕПГ и пленумов её ЦК, документальные сборники о культурной политике СЕПГ, публикации в партий-ной печати и других средствах массовой информации, рабочей группы российских историков-германистов. Автор использовал также документы из фонда 742 Архива внешней политики МИД РФ (АВП РФ), которые впервые вводятся в научный оборот. Они и составили документальную базу работы. Информационные материалы, направлявшиеся руководству МИД СССР и готовившиеся атташе по вопросам культуры посольства СССР в ГДР, были выдержаны в очень осторожных то-нах во всём, что касается слабой эффективности проводившихся мероприятий или слабого инте-реса к ним со стороны общественности. Что же касается причин этого, то авторы информационных материалов видели их, как правило, только в недостатках в организационной работе – несвоевременная информация о проводимых мероприятиях, слабая реклама и т. д. О том же, что недостаточный интерес к культурным советским мероприятиям в ряде случаев вызывался их содержанием, в этих материалах почти не говорится. В целом исследование и сравнительный анализ этих разнообразных источников позволил определить круг поставленных монографией задач и в преимущественной степени способствовал их раскрытию и решению. Степень изученности проблемы. Вряд ли можно считать сложившейся историографию проблемы социально-политического и культурного развития ГДР как монолитного слитка в кон-тексте партийного руководства СЕПГ сложившейся системы всей культуры республики. По дан-ным вопросам не появилось историографических школ с каким-либо количеством последователей, по-разному трактующих суть событий и тенденций развития. В целом, нельзя данную тему считать достаточно разработанной в отечественной и в зарубежной научной литературе. Таким образом, правильнее будет говорить о характеристике исследований по ряду обозначенных проблем. К сожалению, в отечественной науке нет специальных исследований, посвящённых обще-ственно-культурному развитию ГДР, оценке деятельности СВАГ, СЕПГ и СССР через призму культурной революции в Восточной Германии. Проблема, избранная автором диссертационного исследования, не рассматривалась специально в исторической литературе СССР и РФ, хотя ряд смежных вопросов освещался в трудах многих учёных. Анализу проблем теории культурной революции посвящено большое количество работ, вышедших в СССР и в России. Особого внимания заслуживают работы К. П. Абросенко, А. И. Арнольдова, Э. А. Баллера, Э. Л. Васиной, Н. С. Злобина, М. Т. Иовчука, Г. Г. Карпова, М. П. Кима, С. М. Ковалёва, А. Н. Маслина, И. С. Смирнова и ряда других учёных. С одной стороны, в этих работах был дан анализ основных положений ленинской програм-мы культурной революции и практической деятельности компартий по её осуществлению, но, с другой стороны они были привязаны к установкам партии коммунистов и страдают тенденциозностью в подборе фактов. Поэтому автор проявлял осторожность в использовании этих работ. В частности, в работах М. П. Кима на основе исследования процесса культурного развития в СССР было раскрыто положение о том, что культурная революция является целой полосой в культурном развитии народных масс. Ставились также вопросы о сущности культурной револю-ции, закономерностях её осуществления, периодизации, особенности культурной революции в СССР и странах советского блока. Занимаясь разработкой общетеоретических проблем культурной революции и вопросами её практического осуществления в СССР, советские учёные затрагивали также проблемы культурного строительства в странах советского блока, в том числе и в ГДР. Так, монография А. И. Арнольдова «Социализм и культура. Культурная революция в евро-пейских странах народной демократии» посвящена, прежде всего, анализу тех общих закономер-ностей, которые в той или иной степени проявлялись во всех странах так называемой «народной демократии», разумеется, с учётом национальных и исторических особенностей их осуществле-ния. В 70-е гг. вышли работа Д. Г. Щербины «Развитие социалистической культуры в ГДР», обстоятельно рассказывающая о первых двух десятилетиях культурного строительства в респуб-лике, труды И. И. Кроневальда и Л. К. Лебедева «Современный этап культурной революции и сотрудничество партий в Германской Демократической Республике» и А. С. Завьялова «Некоторые вопросы культурной революции в ГДР». Источниковой базой диссертации послужили стенографические отчёты съездов СЕПГ и пленумов её ЦК, документальные сборники о культурной политике СЕПГ, публикации в партий-ной печати и других средствах массовой информации, рабочей группы российских историков-германистов. Другие работы носили общий характер и раскрывали историю ГДР во всех аспектах её раз-вития, ряд исследователей посвятили свои труды роли СЕПГ и общественных организаций ГДР в культурном строительстве в республике. Проблемы осуществления и претворения в жизнь культурной революции в ГДР наиболее полно были разработаны в трудах И. Бехера, Э. Иона, Г. Коха, А. Куреллы, М. Ланге, Ф. Штау-фенбиля и ряда других учёных ГДР. Среди работ учёных ГДР выделяется монография Э. Иона «Проблемы культуры и культур-ная деятельность». Основным достоинством этой книги является то, что в ней был дан глубокий научный анализ теоретических вопросов строительства новой культуры в ГДР, были отмечены наиболее характерные особенности осуществления культурной революции именно в Восточной Германии. Различные аспекты перемен, происходивших в области культуры и идеологии в ГДР, были рассмотрены также в некоторых докторских и кандидатских диссертациях. Анализ имеющейся литературы, однако, позволяет сделать вывод, что ещё далеко не все стороны культурного строительства в ГДР исследованы в достаточной степени. После объедине-ния Германии (1990 г.) и краха СССР (1991 г.) вышли в свет работы на тему культурного развития в ГДР как в единой Германии, так и в постсоветской России. Однако, роль СЕПГ в культурном строительстве не являлась основным сюжетом этих трудов. Культурные связи между СССР и ГДР на различных этапах их развития неоднократно ста-новились объектом исследования отечественных историков. Публикации советского периода на эту тему отличались тем, что в них излагался обширный фактический материал, но глубина анализа ограничивалась рамками официальной концепции: культурные связи между двумя странами способствуют укреплению дружбы между двумя странами и их народами, а также дальнейшим успехам в деле социалистического и коммунистического строительства. Более объективно этот вопрос освещается в современной российской исторической литературе. Однако культурные связи между СССР и ГДР на рубеже 70-х и 80-х годов пока не стали предметом специального исследования. До начала «перестройки» в СССР историки ГДР освещали культурные связи между двумя странами в том же ключе, что и советские историки. Это относится, в частности, к наиболее со-лидным работам по истории культуры ГДР, опубликованным в 50-е – 60-е годы. В 70-е гг. эта тенденция в историографии ГДР не изменилась. Но после того, как наметилось неприятие руководством Э. Хонеккера ряда важных компонентов советской перестройки, в работах по рас-сматриваемой проблематике акценты несколько изменились – о «плодотворном влиянии» куль-турных связей с СССР на культуру ГДР говорилось значительно меньше. В диссертации рассматриваются основные задачи, которые выдвигались на СЕПГ на пер-вый план в деле духовного развития народных масс: 1) создание новой культуры; 2) воспитание новой интеллигенции; 3) бережный подход к тем культурным ценностям, которые были созданы предыдущими поколениями. Содержание социалистической культурной революции, те задачи, которые нужно было ре-шить в ходе её осуществления, диктовали вывод о том, что она являлась общей закономерностью во всех странах советского блока. В связи с этим в диссертации рассмотрены общие черты культурной революции, характер-ные для соцстран, проанализированы субъективные и объективные факторы, которые определяли своеобразие осуществления культурной революции, как в группе стран, так и в отдельно взятой стране на примере ГДР. Новизна диссертационного исследования заключается в том, что впервые в российской ис-торической науке автор провёл комплексный анализ культурной политики СЕПГ на всём протя-жении существования ГДР. Каждое из двух немецких государств настаивало на своей монопольной преемственности с национальными ценностями и одновременно демонстрировало дух обновления. Выступая с претензией на историческую легитимность, и ГДР, и ФРГ внимательно следили за успехами и провалами друг друга. Наличие государства-конкурента влияло на общественное развитие каждого немецкого государства. «Генетически» западная модель была подготовлена к многолетней конкуренции намного лучше, чем восточная. Свобода и открытость взяли верх над замкнутостью общественных структур и партийно-государственным контролем над обществом. Преимущество западногерманского «открытого общества» над восточногерманским «за-крытым обществом» проявлялось постепенно, охватывая различные стороны общественной жиз-ни. Западная Германия в 1950-е, а особенно в 1960-е гг. являла образец гораздо более глубоких общественных изменений, чем Восточная Германия, которая прибегла к защите с помощью Бер-линской стены. ФРГ стала одной из наиболее развитых стран, вступив в постиндустриальную эпоху. Напротив, отягощённая авторитарным режимом, ГДР не смогла выйти за рамки индустриального развития. Строительство стены в Берлине продемонстрировало слабость восточ-ногерманского государства, неспособного дать адекватный ответ на западногерманский вызов в условиях открытой межгерманской границы. Восточногерманское понимание собственной неполноценности не могли компенсировать ни мощная экономическая поддержка со стороны СССР, ни обусловленный ею статус «витрины социализма». Демократические перемены в ГДР осенью 1989 г. были составной частью геополитических изменений в Европе, связанных с окончанием холодной войны. По сравнению с СССР и странами ОВД процесс радикальной общественной трансформации в ГДР начался позже. Причинами этого были, с одной стороны, достаточно высокий уровень жизни и социальных гарантий для населения, с другой – созданный СЕПГ механизм контроля и управления обществом. Исход борьбы между «социальным рыночным хозяйством» и «социализмом на немецкой земле» привёл к решению вопроса о национальном единстве на основе западной модели. Последовавший после разрушения стены крах «режима СЕПГ» открыл дорогу к объединению Германии. Практическая значимость исследования. Материалы, выводы и частные наблюдения, отражённые в диссертации, могут быть использованы для написания обобщающих работ по новейшей истории Германии, по общим проблемам культуры в целом, истории культурного развития стран социализма, а также эволюции социально-культурных структур в Европе; при разработке учебных пособий, спецкурсов, программ по новейшей истории стран Запада для вузов. Апробация работы. Основные положения работы изложены в монографии, научных стать-ях и тезисах общим объёмом более 35 п.л. Результаты исследования освещались в докладах и сообщениях на международных и рос-сийских межвузовских научных конференциях и семинарах. СТРУКТУРА И СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Диссертация состоит из введения, пяти глав, заключения и библиографии. Во введении обоснована значимость темы диссертации, содержится обзор научной литературы, посвящённой отдельным аспектам общественного и культурного развития ГДР и особенностям партийного руководства СЕПГ культурой с 1949 по 1990 гг. В первой главе «Политика СЕПГ в области культуры в период становления ГДР (1949 – конец 50-х гг.)».автор рассматривает проблему существования наряду с гуманистическими тради-циями в немецкой культуре (Гёте, Шиллер, Гейне и др.) и праворадикальных течений. Огромную роль для складывания идеологии германского империализма сыграли воззрения Ф. Ницше, Х. С. Чемберлена, Ф. Ратцеля и др. Ницшеанство, расистские теории, геополитика стали впоследствии основными источниками идеологии германского фашизма. Одной из причин усиления консерва-тивных тенденций в общественной жизни Германии в 20-х – начале 30-х гг. ХХ в. являлся раскол рабочего класса страны. Немаловажное место в деле идеологической обработки широких масс граждан занимала старая высококвалифицированная интеллигенция. Именно при её помощи правящие круги Герма-нии использовали школу, печать, радио, кино и другие СМИ для распространения националисти-ческих, шовинистских идей и теорий. Все отрасли культуры были сориентированы так, чтобы распространять буржуазную идеологию внутри рабочего класса, создавать рабочую аристократию и развивать её мировоззрение. Господство фашизма привело к тому, что после его крушения в наследство немецкому на-роду остались тяжкие разрушительные последствия во всех сферах общественной жизни Герма-нии, в том числе и в области культуры и идеологии. Особенно глубоко проникла фашистская идеология в среду большей части среднего класса и мелких собственников, поэтому борьба против фашистской идеологии в условиях ГДР была в значительной степени борьбой за средние слои общества. Эта мысль весьма своеобразно подтвер-дилась в ходе развития политической обстановки в Германии. Немецкая интеллигенция оказалась разобщённой и при фашизме заняла самые разнообразные позиции. Коммунисты и левые социал-демократы вступили в открытую борьбу с фашизмом. Но такую позицию заняло малое число ин-теллигенции и немецких писателей. Значительная её часть эмигрировала из страны. Существовала и т. н. «внутренняя эмиграция», т.е. люди, которые по тем или иным причинам остались в Германии, но не были согласны с фашистской идеологией. Она по своему составу была также крайне неоднородной. Вместе с тем значительная часть интеллигенции сознательно отдавала все свои силы и знания фашизму. Хотя подобная дифференциация интеллигенции в принципе была присуща и другим запад-ным государствам, в условиях господства фашизма в гитлеровской Германии она проявилась наи-более ярко и чётко. Отсюда становится ясно, насколько сложен и дифференцирован должен был быть подход к представителям интеллигенции после разгрома фашистской Германии. Послевоенный раскол Германии привёл к тому, что немецкой нации были предложены две альтернативные концепции государственного развития, каждая из которых была направлена на избавление немцев от претензии на особый путь в истории. Перед западными и восточными нем-цами стояла задача обретения новой национальной идентичности через принятие и освоение либерально-демократической или коммунистической модели. Одной из тех главнейших сфер общественной жизни Германии, которая нуждалась в самом решительном очищении от насаж-давшихся на протяжении нескольких десятилетий реакционных идей шовинизма, милитаризма, ненависти и высокомерия по отношению к другим народам, была культура. По инициативе СССР Ялтинская и Потсдамская конференции разработали конкретные рекомендации в этой области. Претворяя в жизнь эти рекомендации, СВАГ издала ряд приказов и распоряжений по вопросам культурного строительства – о реорганизации школы на последовательно демократической осно-ве, подготовке учителей из числа антифашистов, работе печати, зрелищных мероприятий, обеспе-чении необходимых условий для развития прогрессивной науки, литературы и искусства. Автор приводит это для того, чтобы далее было понятно, с чего начинала СЕПГ свою культурную поли-тику в 1949 г. Эти приказы и распоряжения совпадали с позицией КПГ по вопросам культуры, вырабо-танной ещё до разгрома гитлеровского государства. К примеру, установки по вопросам народного образования были сформулированы КПГ в феврале 1945 г. в упомянутой выше директиве немец-ким антифашистам в освобождённых Советской Армией районах. Эти установки КПГ были под-держаны и другими партиями. О необходимости коренного изменения дела воспитания молодёжной культуры в духе идей демократии, мира и справедливости, говорилось в опублико-ванных в июне 1945 г. воззваниях правления СДПГ и ЛДПГ и в учредительном документе ХДС. Демократизация всей системы народной культуры была сложным, требующим затраты огромных усилий делом, поскольку на первых порах ощущался огромный недостаток кадров в области куль-туры. Несмотря на все трудности, сложная и ответственная задача подготовки культурных кадров на востоке Германии была решена в поразительно короткое время. Совместные, согласованные действия антифашистско-демократической общественности, немецких органов управления и СВАГ привели к решению одной из наиболее важных и сложных проблем в строительстве новой культуры – на востоке Германии возникла единая школа, и было положено начало воспитанию молодёжи в социалистическом духе. Решение задач школьного строительства стало крупной победой левых сил в восточной зон оккупации. Значение школьной реформы состояло в том, что она открыла путь к такому развитию школы, которое после несколь-ких лет стало важнейшей составной частью «культурной революции» в советском стиле. Единственной партией, настойчиво боровшейся за последовательную прокоммунистиче-скую революционно-демократическую культуру, была КПГ. Её поддерживали левые социал-демократы и другие просоветские элементы в этой части страны. Они деятельно ставили вопрос о проведении культурной реформы по примеру Восточной Германии, но не находили понимания и поддержки у основной части населения западных зон оккупации. Население зоны вновь получило широкий доступ к шедеврам немецкой и мировой культу-ры. В советской зоне власть по-прежнему принадлежала СВАГ, хотя в 1947 г. в её аппарате было проведено первое заметное сокращение штатов. В 1948 г. администрация переживает два даль-нейших сокращения – в первом квартале и в третьем квартале года соответственно. Примечатель-но, что ротация кадров в СВАГ была связана, среди прочего, с внутриполитическими процессами в СССР (борьба с космополитизмом, Ленинградское дело, антисемитская кампания). Компрометирующий материал на сотрудников управлений и отделов советской администрации параллельно собирали оперативные работники НКВД и политработники, докладывавшие обо всех «идеологических ошибках», обо всех случаях «низкопоклонства перед буржуазной культурой и капиталистическим образом жизни», антисоветских настроениях не только в Главное политическое управление Вооружённых Сил СССР, но и в органы НКВД; они же присматривали и за будущей руководящей элитой ГДР. В 1948 г. борьба с буржуазными партиями в советской зоне оккупации вступила в решаю-щую стадию: под давлением оккупационных властей было полностью сменено руководство ХДС и ЛДП, произошёл раскол берлинских организаций этих партий. Ради сокращения социальной базы своих политических оппонентов СВАГ и СЕПГ пошли на создание так называемых «партий-клонов» в лице Национально-демократической (НДП) и Демократической крестьянской партии (ДКП). Они во многом дублировали программные установки буржуазных партий, ориентирова-лись на тех же избирателей, но выступали за сотрудничество с СЕПГ в рамках Антифашистского блока и дружбу с СССР. Ввиду нехватки квалифицированных кадров ряд партийных работников СЕПГ был «переведён» на работу в правление новых партий. В лагерях для военнопленных в СССР была развёрнута подготовка руководителей их нижнего и среднего звена. Как и в СССР, в советской зоне оккупации были проведены совещания и дискуссии по «ждановским» постановлениям ЦК ВКП (б) о борьбе с формализмом, космополитизмом и низко-поклонством перед Западом. Пропаганда марксистско-ленинской эстетики и идеологических ос-нов советской культуры и критика буржуазной культуры проводилась также посредством издания соответствующей литературы, публикации статей в газетах и журналах, проведения лекций. В связи с блокадой Берлина в 1948 – 1949 гг. был введён строжайший контроль над СМИ, на территории Восточной Германии полностью запрещалась продажа и подписка западных газет и журналов. В 1948 г. существенные изменения претерпела сфера образования. Во всех университетах советской зоны было введено обязательное изучение марксистско-ленинской философии, полит-экономии социализма. Необходимые учебники и первоисточники были переведены с русского языка и отпечатаны в типографии СВАГ. СВАГ включила Культурбунд в структуру советской пропаганды и агитации в советской зоне. Это способствовало улучшению советской пропаганды, увеличило роль и участие в её реализации самих немцев. Летом 1948 г. Культурбунд превратился в организацию с тенденциозным марксистско-ленинским самосознанием и чётко очерченными границами активности. Тем не менее, реальная деятельность многочисленных ячеек Культурбунда на местах существенно отличалась от официальной политики руководства организации. Культурбунд объединял разных людей со многими интересами – учёных, художников, лиц, интересующихся культурой, а также тех, кого привлекала работа в кружках художественной самодеятельности. СЕПГ видела в нём своего рода «внутреннюю эмиграцию» определённой части интеллигенции Восточной Германии. Большое влияние на культурное строительство в ГДР оказали итоги ХХ съезда КПСС, ко-торый породил надежды на перемены среди деятелей культуры ГДР. Как и в СССР, это наиболее ярко проявилось в кинематографе. Кинематографы пытались добиться некоторой художественной свободы, создавая наряду с агитационными и пропагандист-скими фильмами высокохудожественные киноленты. Совместный фильм кинематографистов ГДР и Болгарии «Звёзды» (1959 г.) относился к бесспорным достижениям, получив приз на Каннском кинофестивале. Фильм рассказывал о немецком солдате, который не смог предотвратить депортацию греческих евреев и примкнул к болгарским партизанам. Тенденция к созданию новой немецкой культуры в ГДР была закреплена во второй половине 50-х гг. в ходе дальнейших преобразований по советскому образцу. Одним из итогов этого развития стало формирование национальной культуры ГДР как социалистической национальной культуры, как части международной культуры социализма. Во второй главе «"Биттерфельдский путь": содержание и формы» анализируется развитие ГДР в контексте новых идей и предложений СЕПГ. В 1959 г. состоялась 1-я Биттерфельдская конференция писателей и рабочих, которая обра-тилась с призывом к мастерам искусств идти на производство и изучать на месте труд рабочих. Её участники высказалась за преодоление разрыва между производством и культурой. Конференция обратилась также и к трудящимся с призывом идти в литературу и искусство. К рабочим был обращён призыв: «Берись за перо, коллега!» Для своего времени Биттерфельдская конференция сыграла известную роль – она дала новый импульс развитию народных талантов. Только до августа 1961 г. в ГДР были созданы 270 литературных кружков среди рабочих, широко развивалась сеть кружков художественной самодеятельности. Хотя в реализации «биттерфельдского пути» появились некоторые тенденции пережиточ-но-пролеткультовского типа, в основе биттерфельдского движения лежали правильные принципы, которые позволили преодолеть упрощенческие тенденции. Сильной его стороной явилось сотрудничество между интеллигенцией и рабочими, которое принесло много полезно для развития культуры ГДР – многие мастера искусства ближе познакомились с жизнью, получили существенные жизненные импульсы для своей работы, а из рабочей среды вышли авторы, ставшие одарёнными мастерами в литературе. Журнал Союза писателей ГДР «Нойе дойче литератур» (в 1953-1959 гг. его редактором была К. Вольф) поместил на своих страницах множество произведений начинающих литераторов из среды рабочих и крестьян. Однако большинство «биттерфельдских» сочинений не оставили за-метного следа в литературе. Литературный процесс, несмотря на повышенное внимание СЕПГ, следовал другой логике. Союз писателей ГДР, собравшийся на свой 4-й съезд в мае 1961 г., прошёл под знаком повы-шенных требований к литературному творчеству, ещё раз подтвердил представление об искусстве соцреализма как искусстве высокохудожественном. Большое внимание СЕПГ уделила развитию киноискусства. Для кинолент 1960-х гг. характер-но углублённое внимание к внутреннему миру и психологии героев, стремление к более полному раскрытию характеров. Литература в Восточной Германии достигла новых успехов. Вышел в свет роман Анны Зегерс «Решение» - острое и актуальное социально-историческое и социально-политическое полотно. Будучи председателем Немецкого союза писателей, она сильно рисковала своим положением, но, тем не менее отказывалась на заседаниях писателей однозначно поддерживать партийную крити-ку. Чуть позже, болезненно реагируя на установление в 1961 г. Берлинской стены, Зегерс полага-ла, что раскол Германии не мог разделить немецкую литературу и культуру. Впоследствии стали говорить о существовании двух различных немецких культур – западно-германской и культуры ГДР. На ряд тем, прежде всего, на бегство людей из Восточной Германии, было наложено табу. Хотя анализ материалов, связанных с конкретным изучением случаев ухода на Запад, социологические исследования, проводимые как в ГДР, так и на Западе, вновь и вновь свидетельствовали, что, в 90 из 100 случаев дело не в идеологии, а в экономике. Сумеют Н. С. Хрущёв обогнать Америку, а В. Ульбрихт - ФРГ, число переселенцев на Запад резко сократится и, наверное, начнётся даже обратное движение в ГДР. Не сумеют – так ГДР при существующих условиях рано или поздно опустеет и погибнет. В политическом плане Ульбрихт считал своим долгом быть всегда и во всём единым с со-ветским руководством. К концу 50-х гг. в ГДР с немецкой основательностью учили русский язык, переводили и издавали советскую литературу, записывали большинство взрослого населения в общества германо-советской дружбы. Неуклюжие лозунги и призывы всегда и во всём смотреть в рот «старшему брату» многими немцами воспринимались скептически. Интеллигенция типа А. Зегерс и С. Хермлина критиковала функционеров СЕПГ за неумение сохранять национальное достоинство и облекать идеи дружбы и союза с СССР в более цивилизованные формы. Сходные явления отмечались и в Западной Германии. Против идеи примирения немцев и русских, восстановления хороших и дружественных отношений между ними оппонентов было мало. Более того, за годы существования ГДР в этой стране появлялись всё новые тысячи и тысячи людей, ко-торые были нашими искренними друзьями и, наверное, останутся такими до конца своей жизни. Немалую роль в развитии культуры ГДР сыграл Национальный фронт демократической Гер-мании. Агитпункты, клубы, читальни, кино- и телезалы Национального фронта превратились в подлинные очаги культуры не только в городах, но и в рабочих посёлках и деревнях. В ночь с 13 на 14 августа 1961 г. по всему периметру границы Западного Берлина власти ГДР при поддержке СССР закрыли доступ в Западный Берлин и из него. Впоследствии здесь выросла Берлинская стена, просуществовавшая 28 лет. Это позволило обеспечить безопасность государст-венных границ ГДР и способствовало экономической и политической стабилизации Восточной Германии. В изменившихся условиях СЕПГ придавала большое значение решительному увеличе-нию сети клубов и домов культуры в городах и сёлах. В 1961 г. в ГДР действовали 1155 домов культуры и клубов, в которых было проведено свыше 420 тыс. разных мероприятий. На низовом уровне вопросами культуры занимались районные власти республики. Это вменялось в обязанно-сти совета района, который определял все дела коммун. В его состав, как правило, входило 3 че-ловека - бургомистр, сотрудница и секретарша. Подчас свои обязанности они выполняли формально. В марте 1962 г. Национальный совет Национального фронта ГДР выпустил документ «Ис-торическая задача ГДР и будущее Германии», в котором было объявлено, что социалистическая ГДР и империалистическая ФРГ не могут быть объединены. Выдвинутая партией задача «строи-тельства развитого социалистического общества» в ГДР поставила и новые задачи в области куль-туры. Образование и культура должны были стать достоянием всех граждан. Они должны были позволить им овладеть современными производительными силами, чтобы использовать их для всё более полного удовлетворения общественных и личных культурных потребностей. Минуло почти 10 лет с тех пор, как в среде интеллигенции ГДР прошла острая социальная дифференциация, вызванная переходом от антифашистских революционно-демократических пре-образований к строительству социализма. Этот процесс привёл к вынужденному уходу и эмигра-ции на Запад части деятелей культуры, не нашедшей себе места в новой социалистической действительности – инакомыслящие люди с другими настроениями и убеждениями, с ориентацией на иные представления о свободе творчества. На тот момент дифференциация в среде интеллигенции сыграла положительную роль, т. к. привела к идейному очищению и укреплению рядов просоциалистически настроенной интеллигенции в ГДР. Под давлением СЕПГ многие деятели искусства и писатели стали уделять в своём творчестве больше внимания художественному воплощению образов рабочих, сознательных строителей нового общества на немецкой земле. Их произведения обогащали духовную и культурную жизнь, способствуя развитию социалистического образа жизни и мышления. В ходе этого процесса созрело новое поколение деятелей искусства. СЕПГ расширяла сотрудничество с КПСС и другими коммунистическими и рабочими пар-тиями стран соцлагеря в области культурного обмена. Этот обмен развивался на основе соглаше-ний о культурном сотрудничестве, заключённых ГДР в 1964 г. с СССР, ЧССР и Польшей. Данными соглашениями предусматривались постоянные консультации, взаимодействие центральных государственных органов и общественных организаций в области культуры, образо-вания и науки. На основе соглашений развивалось прямое сотрудничество культурных учрежде-ний, творческая кооперация и совместное производство кинофильмов, обмен ансамблями, оркестрами, выставками и фильмами. Развивавшийся по восходящей линии культурный обмен с СССР и другими соцстранами значительно обогатил культурную жизнь ГДР. Культурная политика СЕПГ, которая осуществлялась во взаимодействии с ССНМ, содейст-вовала укреплению связей рабочего класса с искусством. В целом уровень культуры рабочего класса повысился, возрос интерес к достижениям искусства и литературы. Подъёму культурного уровня, культурных и духовных потребностей граждан в значительной мере способствовало дви-жение под лозунгом «Работать, учиться и жить по-социалистически». Секретариат ЦК партии дал в марте 1965 г. оценку уровня художественного народного творчества и определил меры по его дальнейшему развитию. Многие парторганизации и профсо-юзные комитеты предприятий помогали коллективам и кружкам художественной самодеятельно-сти, оказывая влияние, прежде всего на усиление идейно-политического воздействия их творчества. Коллективы художественной самодеятельности способствовали укреплению творческого содружества между профессиональными артистами и участниками художественной самодеятель-ности, благодаря которому повышался её уровень. Художественное творчество многих граждан на предприятиях, в жилых районах и на селе стало важным элементом культурной жизни республи-ки. 11-й пленум ЦК СЕПГ в декабре 1965 г. обсудил вопросы идеологии и культуры. Он дал необходимую оценку усилившейся идеологической кампании ФРГ против ГДР. Используя кон-цепции «деидеологизации» и «либерализации» социализма, страны Запада стремились подорвать стабильность в Восточной Германии и поставить под сомнение все достижения в ГДР. Антикоммунисты рассчитывали найти отправные точки для пропаганды своих ценностей, прежде всего в области культуры республики. Они сконцентрировали свои нападки в основном на вопросах развития искусства и литературы, пытались насаждать в ГДР скептицизм, пессимизм, организовать вылазки политически незрелой молодёжи, навязать тенденции, характерные для идеологии и образа жизни западного общества. СЕПГ решительно выступила против любых попыток некоммунистического понимания роли культуры и искусства в республике и противопоставления деятелей искусства и писателей – партии и власти. Опираясь на большинство деятелей культуры, ЦК сделал выводы относительно культурной дальнейшей политики партии. Подвергнув критике отдельные произведения кино, театра и литературы, ЦК поставил одновременно задачи перед писателями, деятелями искусства, функционерами партии, государства, профсоюзов и других общественных организаций в области культуры – действовать методом социалистического реализма. Художественное воплощение но-вых общественных процессов требовало от деятелей культуры чёткой партийной позиции, тесной связи с практикой жизни общества. Таким образом, этот пленум ЦК, который был назван «пленумом сплошной рубки», вновь попытался обозначить границы литературной свободы и превратился фактически в суд над крити-чески мыслящими писателями. Нападкам на пленуме подвергся Стефан Гейм за «полностью оши-бочное изложение» событий 17 июня 1953 г., которое он дал в романе «5 дней в июне», опубликованном в ФРГ. Секретарь ЦК Хонеккер сделал вывод, что ряд теле- и радиопередач «фактически совпадают с линией противника распространять среди интеллигенции и молодёжи скептицизм и аморальность посредством так называемой либерализации». Руководство СЕПГ вы-ступило также против известного автора-исполнителя песен В. Бирмана. В своей политике партия учитывала, что в условиях научно-технической революции наука всё больше становится непосредственной производительной силой, решающим фактором даль-нейшего экономического роста. Поэтому ЦК потребовал от парторганизаций, государственных и хозяйственных органов уделять больше внимания и сил проблемам науки и техники. Он разрабо-тал меры, направленные на укрепление связи науки с производством, на органическое включение научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок в общественный процесс вос-производства, на повышение качества планирования, руководства и организации научно-технического труда. СЕПГ и госорганы добились определённых успехов и в концентрации научно-технического потенциала, рабочей силы и средств на основных проблемах. По решению ЦК был образован цен-тральный институт информатизации и документации и создана единая информационная служба в министерствах и на предприятиях. Это помогло глубже изучать мировой уровень и тенденции развития науки и техники. Но предстояло ещё накопить опыт, обширные теоретические и практические знания, чтобы овладеть проблемами управления научно-техническим прогрессом и его планированием, а также быстрее внедрять его результаты в производство. Центральные берлинские театры к концу 60-х гг. продолжали сохранять свою ведущую культурно-политическую роль в ГДР. В течение 1969 г. значительных успехов добились музы-кальные театры Восточной Германии, особенно в области оперного искусства. Третья глава «Модификация культурной политики СЕПГ в 70-е гг.» посвящена анализу новых появившихся в ГДР проблем после её международного признания и установления дипломатических отношений с Западной Германией. В этот период появилась т. н. теория «двух германских наций», которая была разработана по инициативе советских политиков, специализировавшихся по германской проблематике. Это была концепция разграничения, ко-торая и определяла политику ГДР в отношении ФРГ с 1971 по 1989 год. На состоявшемся 3 мая 1971 г. 16-м пленуме ЦК СЕПГ В. Ульбрихт обратился с просьбой освободить его от обязанностей первого секретаря ЦК партии. Фактически его вынудили к этому. На место главы партии был избран Эрих Хонеккер (1912 – 1994). Таким образом, всю историю ГДР можно условно разделить на 2 части – период правления Ульбрихта (1949 – 1971), убеждён-ного сталиниста, и более спокойный период Хонеккера (1971 – 1989 гг.). С 15 по 19 июня 1971 г. в Берлине проходил VIII съезд партии, который отметил в качестве основных задач культурного строительства в ГДР необходимость дальнейшего развития ленинских принципов партийности и народности в искусстве, возрастания роли искусства в идеологической борьбе с империализмом, с его идеологическими диверсиями против социалистических стран. В отчётном докладе ЦК съезду партии говорилось, что закономерности общественного развития, непримиримая противоположность социализма и империализма во всех общественных сферах объективно ведут к углублению размежевания между социалистической ГДР и империалистической ФРГ. Установление политической власти рабочего класса и строительство социализма положили начало формированию в ГДР социалистической немецкой нации. Напротив, в ФРГ, где при активной помощи правых лидеров социал-демократии была восстановлена власть империализма, продолжает существовать старая, раздираемая классовыми противоречиями буржуазная немецкая нация. Съезд заявил, что между ГДР и ФРГ могут существовать только отношения мирного сосуществования на основе норм и принципов международного права. Это означало на практике, что власти ГДР больше не стремились к объединению Германии по социалистическому образцу. Съезд заявил, что высокая образованность граждан и постоянное совершенствование их знаний во всё большей мере становятся одним из определяющих признаков социалистической жизни в ГДР, важным элементом формирования всесторонне развитой личности – «социалистического немца». В «эру Хонеккера» духовная жизнь и культура ГДР продолжали оставаться под влиянием политики СЕПГ. Главным инструментом формирования общественного мнения и настроений являлись СМИ. Важное для ГДР событие произошло 3 сентября 1971 г., когда было подписано четырёх-стороннее соглашение СССР, Великобритании, США и Франции по урегулированию вопроса За-падного Берлина. Это стало итогом сложной дипломатической борьбы заинтересованных сторон и явилось разумным балансом их интересов. СЕПГ не оставляла без пристального внимания никакие малейшие колебания по отноше-нию к своему курсу, не упуская при этом из виду, казалось бы, мелкие вещи, но которые нередко имеют огромное значение. На своём 6-м пленуме 6-7 июля 1972 г. ЦК СЕПГ обсудил вопросы политики партии в об-ласти культуры. Пленум исходил из того, что высокий образовательный и культурный уровень является важным условием для построения развитого социалистического общества и относится к числу предпосылок постепенного перехода в дальнейшем к коммунизму. Развивая решения VIII съезда партии, пленум принял долгосрочную программу развития культуры. ЦК отметил разно-сторонность и многообразие культуры и задач в области культуры. Речь шла о единстве и взаимо-связи условий жизни, материальных и духовных ценностей, идей и знаний, овладевая которыми человек становится высокообразованным и убеждённым сторонником социализма, подлинно «со-циалистической немецкой личностью». В этом отношении утверждению нового образа жизни могло помочь не морализирование, а прежде всего то, будет ли у людей больше времени для удовлетворения своих собственных по-требностей и на заботу о взаимоотношениях внутри трудовых коллективов. Чем меньше времени и сил тратится на такие повседневные дела, как поездка на работу, закупка продовольствия и то-варов, другие домашние заботы, чем рациональнее организован образ жизни вообще, тем шире возможности коллективного общения и тем выше культура быта. В своей деятельности против ГДР западные идеологи в начале 70-х гг. не делали секрета из своих замыслов, нацеленных на распространение во всём мире западной культуры и американского образа жизни После длительных и сложных переговоров 21 декабря 1972 г. в Берлине был подписан До-говор об основах отношений между ГДР и ФРГ, который регулировал отношения между двумя немецкими государствами на основе принципов мирного сосуществования и уважения суверенитета друг друга. 18 сентября 1973 г. ГДР была принята в ООН и её специализированные органы – ЮНЕСКО и другие. К концу 1973 г. республика установила дипломатические отношения со 100 государствами. Это был полный крах «доктрины Хальштейна» и прорыв дипломатической блокады ГДР. В ФРГ, однако, по-прежнему отрицался тезис СЕПГ о наличии двух немецких наций. Акцент делался на том, что, как и раньше, существует «единство немецкой нации через культуру». Летом 1973 г. началось обсуждение проекта нового закона о молодёжи. В ходе его обсужде-ния состоялось свыше 240 тыс. собраний, в них участвовало более 5,4 млн. граждан страны. В ян-варе 1974 г. закон о молодёжи был утверждён Народной палатой ГДР. Он предусматривал мероприятия, направленные на развитие культурной жизни, физкультуры и спорта, условий быта и труда, отдыха и молодёжного туризма. В конце июня 1973 г. руководство СЕПГ приняло решение о задачах по повышению уровня воспитания в пионерской организации имени Эрнста Тельмана. В нём указывалось, что школа, пионерская организация и родители вместе должны нести ответственность за воспитание детей. К началу 1975 г. 80% всех пионерских отрядов имели шефские бригады. Пионеры-тельмановцы име-ли свою газету «Троммель» («Барабан»), принимали участие в движении т. н. «антиимпериалистической солидарности». В июле 1974 г. руководство партии обсудило вопрос об изменении конституции ГДР. Необ-ходимо было привести конституцию в соответствие с последствиями подписания основного дого-вора ГДР – ФРГ. Новый основной закон республики вступил в силу 7 октября 1974 г., в день празднования 25-летия ГДР. В частности, в конституции указывалось, что в центре всей деятель-ности общества и государства находится человек с его культурными запросами. Значительно расширились контакты между людьми. В период с 1971 по 1975 г.47,2 млн. граждан ГДР побывали в других странах соцлагеря. За этот же период республику посетили почти 42,7 млн. человек из других стран социализма. Улучшился рост туристского обмена и со странами капитала. После 1972 г. ГДР ежегодно посещали от 7 до 8 млн. человек из этих стран, прежде всего из Западной Германии и Западного Берлина. Кроме того, около 33 млн. человек воспользовались транзитными путями ГДР для поез-док из ФРГ в Западный Берлин и обратно. В период с 1972 по 1975 г. свыше 7 млн. граждан ГДР выезжали в ФРГ и Западный Берлин. С 18 по 22 мая 1976 г. в Берлине, в новом здании Дворца республики на площади Маркса и Энгельса, проходил IX съезд СЕПГ. На съезде было отмечено, что начался поворот от «холодной войны» к международной разрядке. В частности, на практике это означало некоторое смягчение отношений с ФРГ. Особое значение данного съезда состояло в том, что на нём была принята новая Программа СЕПГ. В ней были намечены и очередные задачи в области культуры. В Программе утверждалось, что СЕПГ – «наследница всего прогрессивного в истории немецкого народа». На съезде в то же время было самонадеянно заявлено о создании «предпосылок для посте-пенного перехода к коммунизму», что на фоне официальной тогдашней пропаганды было более чем обыденным явлением, хотя объективных предпосылок для этого не было. В программе СЕПГ утверждалось, что в ГДР уже создано «развитое социалистическое об-щество» и в 10 пунктах определялись его характерные черты. СЕПГ подтвердила своё намерение и впредь делать всё возможное для развития культуры во всех материальных и духовных сферах как в процессе труда, так и в свободное время. Съезд принял план дальнейшего расцвета искусства соцреализма, а также народного творчества. Большое внимание было уделено вопросам повышения идейного содержания культуры в республике и обеспечения его классового характера, многообразия форм и широты тематики, вопросам бережного сохранения сокровищ культурного наследия прошлого. В этом же духе IХ съезд выступил за использование всех возможностей и многообразных форм развития культуры досуга и быта в городах, деревнях и зонах отдыха, подчеркнув необхо-димость повышения уровня культур во всех материальных аспектах быта. К числу последних бы-ли отнесены также вежливая форма обращения, охрана природы и сохранение красот ландшафта. Культура труда при социализме была охарактеризована как решающее средство общего подъёма уровня культурной жизни. В то же время в некоторых случаях эти заявления носили декларатив-ный характер и оставались общими фразами. В духовно-культурной жизни важно было наращивать силу идеологического воздействия, уделяя при этом особенно большое внимание интернационалистическому воспитанию и образованию граждан республики. На съезде были отмечены и негативные стороны повседневной жизни. Было указано на то, что действиями отдельных людей руководит стремление к личной выгоде, случаются рецидивы тщеславия и увлечение алкогольными напитками. Всё это является, с одной стороны, свидетельством достатка материальных благ, а с другой – недостаточности самоутверждения человека в жизни. Это значит, что подъём уровня жизни сам по себе ещё не приводит к формированию новой личности. В материалах съезда говорилось, что это достигается лишь там, где подъём уровня жизни тесно связан с «коммунистическим воспитанием» и с борьбой против устаревших привычек. 22 июня 1979 г. Хонеккер встретился с деятелями культуры и искусства ГДР, перед кото-рыми выступил с речью. Показателем развития культуры и науки в республике стал в августе-сентябре 1978 г. полёт первого гражданина ГДР в космос на советском космическом корабле «Союз-31» и орбитальной станции «Салют-6». Им стал лётчик-космонавт З. Йен. Важной для понимания культурной политики СЕПГ стала встреча Хонеккера с деятелями культуры и искусства ГДР 22 июня 1979 г., на которой он выступил с речью «Политика нашей партии в области культуры успешно претворяется в жизнь». В четвёртой главе «Кризис СЕПГ и её культурная политика в 80-е гг.» была рассмотрена эволюция культурной политики СЕПГ под влиянием негативных процессов в СССР. Начались бо-лее тесные контакты деятелей культуры двух Германий. К примеру, можно выделить сотрудниче-ство в области музыкального искусства. Продолжались активные контакты с Советским Союзом, с КПСС и между культурными организациями двух стран. СМИ по-прежнему оставались действенным инструментом политики СЕПГ. Общий тираж ежедневной прессы составлял в 1980 г. 8,8 млн. экземпляров, в 1989 г. – 9,7 млн., из них абсолют-ное большинство находилось под прямым контролем СЕПГ, издания «блоковых» партий состав-ляли 8,6%. В то же время монополия официальной пропаганды нарушалась западными, в первую оче-редь западногерманскими, СМИ. В начале 1980-х гг. программы радиостанций ФРГ принимались на всей территории ГДР, около 70% населения могли смотреть передачи главных телеканалов ФРГ, несмотря на преграды технического (сознательные помехи) и морально-политического ха-рактера (пропагандистские мероприятия против влияния «чуждой идеологии»). В повседневной жизни населения ГДР западные СМИ играли своего рода роль «вентиля», позволяющего «отклю-читься» от окружающей действительности, они создавали иллюзию причастности к другому, от-крытому миру. В 1980-е гг. среди населения ГДР выделялось несколько групп граждан: убеждённых в иде-ях социализма и правильности политики СЕПГ; молчаливо-пассивного большинства и немного-численных «диссидентов». В целом до осени 1989 г. в ГДР не существовало гражданского общества, общественность оставалась объектом и инструментом политики, общественное мнение формировалось официальной пропагандой. В сфере культуры непреложным законом оставались принципы и нормы «социалистического реализма». Несмотря на заверения Хонеккера, либерализации культурной жизни не произошло. Идеологический контроль партийно-государственных чиновников лишал свободы творческой деятельности, порождал критические настроения в кругах деятелей литературы и искусства. Оценив ситуацию, СЕПГ ужесточила культурную политику. В 1984 г. власти запретили создание независимого союза художников. Официальные творческие союзы оставались рычагом влияния и контроля над деятелями литературы и искусства; в состав экспертных советов входили и неофициальные сотрудники «штази». ГДР была представлена в 1981 г. на 25-м фестивале театра и музыки в Берлине 72 художе-ственными и театральными коллективами и солистами. Здесь сказывается линия на то, чтобы, также и в культурной области, подчёркивать якобы особый статус Берлина. Новым явилась орга-низация в ходе Берлинского фестиваля 40 мероприятий так называемых малых форм: различные симпозиумы, вечера музыки и песни, киновстречи. Особо следует выделить литературные конфе-ренции в берлинской городской библиотеке, концерты для юношества в Академии искусств, рет-роспективу фильмов Дефа, сделанных по спектаклям авторов ГДР и других стран, документальные киноленты на тему балета. В декабре 1981 г. в Берлине прошла встреча писа-телей и учёных ряда европейских стран в поддержку борьбы за мир. Это мероприятие призвано было обсудить в деловой, откровенной, но и полемической атмосфере вопросы, связанные с со-хранением мира, с ролью и ответственностью деятелей науки и культуры в этой борьбе, разъяс-нить западным представителям позицию социалистических стран. Оно прошло под знаком встречи Э. Хонеккера с Г. Шмидтом, было санкционировано в ЦК СЕПГ и получило организаци-онную поддержку Академии искусств и Академии наук ГДР. Вместе с тем признавалось, что некоторые писатели упрощённо понимали обстановку в мире, не видели угрозу войны, исходящую из Западной Европы и США. Тарасов писал, что «в от-ношении С. Гейма и некоторых бывших писателей ГДР отмечалось, что инициатор встречи С. Хермлин предпринял попытку „вступить в диалог” с теми, кто после 1976 г. „выступал против ГДР”». Выступления этих людей были расценены ЦК СЕПГ как позиция противников республи-ки. Высказывания в пользу введения в ГДР так называемой «социальной службы мира», кото-рые были известны из церковных кругов и которые поддержал писатель де Бройн, не соответство-вали положениям Конституции ГДР и поэтому даже не обсуждались. В этой связи союз писателей республики организовал повсеместно в ГДР художественные чтения на антивоенную тематику. Центральное мероприятие состоялось 31 марта 1982 г. в Берлине. По приглашению заместителя министра иностранных дел ГДР Б. Нойгебауэра 5 февраля 1982 г. состоялась встреча атташе по культуре посольств социалистических стран в Берлине. Со стороны большинства деятелей культуры в первой половине 80-е гг. стала проявляться высокая ответственность и готовность к участию в процессах общественного развития в респуб-лике. Возросла политическая активность Академии искусств ГДР. Благоприятно на идеологиче-скую обстановку в этой организации воздействовали посещение Академии Э. Хонеккером, серия бесед, которые там провели члены политбюро и секретари ЦК СЕПГ. Одна из таких бесед, в ко-торой участвовали Г. Аксен и К. Хагер, состоялась в декабре 1981 г. и в значительной степени со-действовала успешному выступлению представителей ГДР на «берлинской встрече» писателей и учёных ряда европейских стран в декабре 1981 года. В начале 80-х гг. в окружных городах были созданы «литературные центры» для лиц, зани-мающихся литературным творчеством параллельно с основной профессией. В республике был ряд занимающихся литературным творчеством молодых людей, называвших себя писателями, но не состоявших в СП ГДР и не издававшихся в Восточной Германии. В отношении их предпринимались попытки приобщения к литературе социалистического реализма. 21 – 22 октября 1982 г. Э. Кренц выступил с основным докладом на конференции ССНМ по вопросам культуры. Он призвал молодёжь республике в своей борьбе за светлое будущее по-прежнему опираться на коммунистические идеалы. 20 сентября 1984 г. Хонеккер встретился с представителями культурной интеллигенции ГДР. В своей речи глава ГДР по-прежнему призвал крепить союз с рабочим классом, а в качестве примера в творчестве рекомендовал произведения литературы и искусства Советского Союза. В §3. Влияние «перестроечной культуры» СССР на культуру ГДР автор исследует полити-ку СЕПГ в свете изменений в общественной жизни СССР. 27 марта 1985 г. Курт Хагер выступил с речью «Традиции и прогресс» на пленарном засе-дании Академии искусств ГДР, в которой он призвал деятелей культуры продолжать свою дея-тельность в рамках «социалистического реализма». C 17 по 21 апреля 1985 г. в Берлине состоялся ХI съезд СЕПГ, который традиционно выска-зался за обычные коммунистические ценности и суверенитет республики. До «перестройки» в СССР оставалось чуть более двух суток. Впервые из уст М. С. Горбачева слово «перестройка» прозвучало в речи на пленуме ЦК КПСС 23 апреля 1985 г. Поначалу глава СЕПГ и ГДР, Герой Советского Союза (1982 г.) Э. Хонек-кер не придал этому слову большого значения, тем более, что советский лидер говорил лишь о «хозяйственном управлении». Поначалу глава ГДР снисходительно взирал на процессы в СССР. Все новшества Горбачёва были для ГДР пройденным этапом. 5 мая 1985 г. Хонеккер выступил с речью, посвящённой укреплению дружбы между СССР и ГДР, на митинге в честь открытия мемориального музея немецких антифашистов в г. Красно-горске Московской области. Место для музея было выбрано не случайно – именно здесь 12 и 13 июля 1943 г. по инициативе ЦК КПГ при поддержке ЦК ВКП(б) был создан национальный коми-тет «Свободная Германия». 24 мая 1985 г. в Берлине Хонеккер выступил с докладом на 12 съезде Союза свободной не-мецкой молодёжи, в котором он призвал достойно встретить очередной ХI съезд СЕПГ. Высту-пивший также на этом форуме молодёжный лидер ССНМ Э. Аурих в своём основном докладе призвал «обогащать свою жизнь с помощью культуры, спорта и туризма». Выражение «новое мышление» прозвучало впервые сначала в заявлении Горбачёва 15 ян-варя 1986 г., затем было развито в его выступлении по телевидению 18 августа 1986 г. Генераль-ный секретарь высказался о необходимости «нового мышления, в котором нуждается современный мир». В том же году вышла известная книга будущего первого и последнего прези-дента СССР («Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира»), в которой Горбачёв своё крылатое выражение вынес на её обложку. В ГДР эту книгу поначалу даже стали изучать в системе политпросвещения. Беды ничто не предвещало, тем более что Горбачёв высказался за решение « немецкого вопроса» (объединения Германии) через 100 лет. Спустя некоторое время между Хонеккером и Горбачёвым проявились разногласия. Глава ГДР в действиях советского лидера увидел антисоветские и антисоциалистические проявления. Хотя ещё в 1987 г. эксперты-германисты в ЦК КПСС подвергли резкой критике совместное заявление СЕПГ и СДПГ «Спор идеологий и совместная безопасность». Двумя годами позже, в 1989 г. те же советские политики хотели создать впечатление, будто они 40 лет только и говорили немцам о германском единстве и преподавали им правила единства двух Германий. Однако такой запрет усилил интерес к событиям, происходившим в СССР. Вера в возмож-ность влияния советского руководства на руководство ГДР особенно ярко проявилась позднее в дни празднования 40-летия ГДР в Берлине, когда во время факельного шествия молодежи разда-вались крики «Горби, помоги нам!». Подобные упования на помощь извне оказались очень кста-ти, когда взоры жаждущих перемен устремились с Востока на Запад. В §4. Кризис партийного режима и культурные процессы в ГДР (конец 80-х гг.) автор изучает причины быстрого схода СЕПГ с политической арены и ГДР и краха самой республики. Многие восточные немцы были разочарованы тем, что путешествовать по миру можно только на западные марки, да и в ГДР на них можно было многое приобрести, тогда как в конце 80-х гг. марка ГДР обесценивалась. В качестве туристов граждане республики убеждались в этом даже в странах социализма. Общество в Восточной Германии разделилось на тех, у кого есть сво-бодно конвертируемая валюта, и тех, кто её не имел. Недовольны были граждане ГДР и полити-кой СЕПГ в отношении СМИ. Запрещение в ноябре 1988 г. советского журнала «Спутник» побудило многих восточных немцев задаться вопросом, в какой мере граждане республики ещё свободны в своём выборе? Люди не хотели, чтобы им предписывали, что разрешено читать, тем более, когда журналы приходят из дружественного СССР. По ряду важнейших тем – свобода вы-езда, политика в отношении СМИ, охрана окружающей среды – церковь в ГДР сумела перехва-тить лидерство в формировании мнений просто потому, что СЕПГ заботилась об этом недостаточно. Отсюда складывалось впечатление, что под церковной крышей целые группы ви-дят проблемы яснее и реальнее, чем всё политбюро ЦК СЕПГ. 18 октября 1989 г. на пленуме ЦК СЕПГ состоялась отставка Хонеккера с поста партийного лидера. Последним Генеральным секретарём ЦК СЕПГ был назначен Эгон Кренц, который считал, что партийную программу 1976 г. к концу 80-х гг. пришла пора менять. На этом пленуме Кренц делал акцент на тезисе о том, что социалистическая ГДР была и остаётся суверенной страной. 7 ноября 1989 г. Э. Кренц предложил создать комиссию политбюро ЦК СЕПГ по вопросам культуры. Руководить ею должен член СЕПГ К. Хепке. Также планировалось создать комиссию по вопросам науки и образования во главе с членом СЕПГ Г. Ширмером. Планировалось, что председатели обеих комиссий могли бы в будущем участвовать в заседаниях политбюро и секретариата, хотя они и не входили в состав ЦК. Однако, канцлер ФРГ Коль уже позволял себе в тот день прямо вмешиваться в дела Восточной Германии. В заключении подведены итоги и сформулированы основные выводы диссертационного исследования. Изучение опыта руководства СЕПГ культурными процессами в ГДР как состав-ной части коллективного опыта стран просоветского блока в осуществлении культурной поли-тики правящими партиями этих государств особенно важно для стран Европейского союза, т. к. эта часть Германии была исключена из единой теперь ФРГ и развивалась автономно, не учитывая особенностей западного общества и его идеологии. Собранный и исследованный материал позволил сделать следующие выводы: Главной функцией культуры СЕПГ считала её идеологическую составляющую – обеспече-ние поддержки массами курса на строительство социализма и коммунизма после мая 1945 года. В период преобразований в Восточной Германии в области культуры были решены следующие за-дачи: 1) преодоление в сознании людей нацистской идеологии; 2) коренная реформа народного образования; 3) уничтожение привилегий в области культуры; 4) централизация и расширение сети культурных учреждений; 5) ориентация деятелей культуры на союз с людьми труда; 6) перевоспитание старой интеллигенции и начало формирования интеллигенции, ориентированной на социализм; 7) создание возможностей для всестороннего развития литературы и издательского дела, кино и театра, радио и музыки, прикладного и изобразительного искусства, культурно-массовой работы и народного творчества. Основным содержанием начального этапа культурных преобразований в ГДР была борьба за создание культуры нового социума и внедрение метода «соцреализма»; воспитание мыслящих и действующих людей; осуществление более тесной связи деятелей культуры и искусства с жизнью. По мнению руководства ГДР, формирование и развитие культуры Восточной Германии имело свои особенности: 1. Культурная политика руководства СЕПГ начинала складываться в условиях созданной на руинах высокоиндустриальной и в то же время имевшей пережитки нацистского прошлого страны. 2. Осуществление культурных преобразований в ГДР облегчалось грамотностью населения и наличием кадров интеллигенции. Но, с другой стороны, это и осложняло задачу, т. к. при наци-стском господстве интеллигенция в основной своей массе идеологически была нацелена против людей труда. Церковь, школы, СМИ, театры оказывали при Гитлере большое влияние на идеоло-гическое воспитание немецкого народа. 3. Нацизм нанёс значительный ущерб немецкой культуре, отравил сознание людей, поэтому созидание новой культуры начиналось с борьбы против основ нацистской идеологии, за возрождение немецкой гуманистической культуры и собирание культурных сил на службу «социалистическому строительству» и СССР. 4. Приступая к формированию собственной концепции культуры, руководство СЕПГ имело возможность использовать опыт культурного строительства в СССР. Значительную помощь в становлении культуры нового социума в Восточной Германии оказала Советская военная администрация и Союзная контрольная комиссия в Германии. 5. Одной из особенностей культурных преобразований ГДР было то, что они происходили в условиях параллельного существования ГДР и ФРГ – государств с разными государственными идеологиями. В условиях противостояния с идеологическим влиянием с Запада, с несогласными гражданами самой ГДР в республике повсеместно внедрялось марксистско-ленинское мировоз-зрение для всех её жителей. По мере укрепления позиций СЕПГ в качестве правящей партии в Восточной Германии сложились новые нормы общественной и личной жизни, велась борьба за преодоление основ западной идеологии, морали и поведения, против всех инакомыслящих. По-пытки идеологов Западной Германии пропагандировать идею о «немецкой нации, единой в куль-турном отношении», оставить культурную составляющую в виде «крыши» над двумя германскими государствами, входившими в зоны влияния СССР и США, вызывали немедленную реакцию со стороны ГДР, руководители которой видели в этом вмешательство во внутренние дела республики. С установлением «рабоче-крестьянской власти» и «строительством социалистического общества» в ГДР проповедовали по инициативе СССР тезис о «социалистической немецкой нации». 6. Развитие культурных процессов в ГДР происходило в условиях формального наличия многопартийной системы. Политика руководства СЕПГ в области культуры обычно находила поддержку у всех системных партий и других организаций республики, объединённых в Нацио-нальном фронте ГДР. 7. После отставки Хонеккера руководство СЕПГ, а затем и ПДС в 1989–1990 годы куль-турной политике в ГДР практически не уделяли прежнего внимания. Анализ истории развития культуры ГДР показывает, что в 1940–50-е годы руководящую роль в процессе формирования культурного пространства республики ЦК СЕПГ выполнял хоть и единолично, но с оглядкой на руководство ЦК КПСС и Советского Союза. СЕПГ, направлявшая процесс развития культуры в соответствии с догматическим пониманием учения марксизма-ленинизма, специально не выделяла культурную политику, а считала её составной частью своей политической деятельности. Руководствуясь положениями марксистско-ленинской теории о главенствующей роли пра-вящей партии в области культуры, руководство СЕПГ определяло цели культурной жизни, и на-мечало перспективы развития культуры на своих съездах. Оно осуществляло организационную работу для решения поставленных задач, обеспечивало подбор и расстановку кадров, активно вмешивалось в деятельность других системных партий, разрешённых в ГДР, создавало учрежде-ния культуры, идеологические и материальные условия для её развития. Преобразования в просоветском духе требовали от граждан ГДР постоянного повышения их общеобразовательного и культурного уровня для активного участия в новой жизни после победы над нацизмом. Это вызвало необходимость совершенствования среднего и высшего образования, совершенствования преподавания, роста идейно-теоретического и научно-методического уровня педагогических кадров, активизации художественной самодеятельности и нашло своё отражение во второй реформе высшей школы, законе о среднем образовании, появлении «сельских академий», сельских клубов, развёртывания культурной работы на предприятиях, сельскохозяйственных производственных кооперативах и по месту жительства. Граждане ГДР стали не только объектом, но и субъектом культуры. В продолжение этих процессов в 1960–70-е годы главное внимание руководства СЕПГ бы-ло обращено: на культуру труда, разумную организацию свободного времени, культуру отношений меж-ду людьми, культурно-эстетическое образование и воспитание граждан республики, подъём куль-турного уровня жителей сельской местности, усиление роли литературы и искусства в жизни общества, на охрану окружающей среды, повышение ответственности партийных органов за раз-витие культуры. В ГДР были устранены противоположности в области культуры, свойственные западному обществу, преодолевались различия между культурной жизнью в городе и на селе, устранялись различия в культурном уровне между интеллигенцией и другими слоями общества. В культуре Восточной Германии нашла своё достойное место немецкая культура прошлого, развивалась культура единственного этнического славянского национального меньшинства республики – лужицких сербов. Сохранение гуманистического наследия национальной и мировой культуры включало в себя борьбу за приумножение всего позитивного, что было сделано ранее в культуре ГДР. В 1970–80-е годы, когда ГДР получила международно-дипломатическое признание, а дав-ление извне, прежде всего, со стороны Западной Германии, при канцлере В. Брандте несколько ослабло, а во главе СЕПГ и республики встал Хонеккер (не такой догматик, как Ульбрихт), появи-лось чувство гордости у граждан ГДР и понятие «восточногерманский патриотизм». ГДР смогла добиться многих успехов. Вследствие этого, после ухода Брандта с поста канцлера ФРГ, особенно после возвращения в Бонне к власти в ФРГ ХДС–ХСС во главе с Г. Колем, нажим и натиск на ГДР вновь усилился. В 1980-е годы руководство СЕПГ обращало внимание на расширение культурных связей с СССР и странами социалистического сообщества, также охотно шло на контакты с западными немцами. Возросла гордость граждан ГДР за свою республику, включая появление «восточногер-манского патриотизма». В то же время ЦК СЕПГ не всегда держал руку на пульсе времени, вслед-ствие чего у граждан «удивительной страны на востоке Центральной Европы»,.ГДР появилось понятие «внутренней эмиграции»: будучи у себя дома, они охотно смотрели и слушали телевиде-ние и радио Западной Германии. М. С. Горбачёв вовсе не стремился к установлению на востоке Германии свободной парла-ментской демократии и воссоединению обеих частей страны. Он хотел лишь добиться «обновлён-ного социализма». В русле новых процессов возникла общественная динамика, он для Германии сыграл очень позитивную роль, но результата ожидал совсем иного, нежели получил в действи-тельности. Руководство СЕПГ выступало против попыток западных идеологов считать ФРГ единст-венной наследницей культурного немецкого наследия, против теорий отрицания культуры про-шлого как «эксплуататорской». Бережное отношение к традициям исходило из общего понимания проблем к усвоению культурного наследия. Большое внимание в ГДР уделялось выявлению действительного соотношения традиций и современности. В 1970–80-е годы осуществление духовного единства наследия и традиций с со-временными культурными процессами во время правления Э. Хонеккера оставалось основой культурной политики ГДР. Руководство СЕПГ, держа под контролем политику в области официальной культуры, на каждом этапе развития страны исходило из «общих закономерностей социалистического строи-тельства» и особенностей их проявления в ГДР, конкретных условий внутреннего и внешнего по-ложения республики, расстановки сил на международной арене. Формирование культуры ГДР на различных этапах её существования на протяжении 40 лет происходило в тесной связи с решением социальных, экономических и международных проблем. Позитивный опыт, накопленный в республике в области социальной сферы, образования и воспитания подрастающего поколения, использовался за её пределами, автор, в Финляндии, странах африкан-ского континента и Латинской Америки. Введение в США и Западной Германии 40-часовой рабочей недели, минимума зарплаты, государственного страхования по безработице были обусловлены, не в последнюю очередь, влиянием СССР и ГДР. Немецкая национальная культура в ГДР развивалась как составная часть культуры стран СЭВ и Варшавского договора. Сотрудничество с этими странами, в первую очередь с СССР, отно-сительно благоприятно сказывалось на достижениях культуры ГДР, способствовало взаимообога-щению культур народов данных государств. Успехи в развитии культуры ГДР оказывали определённое идеологическое воздействие на культуру ФРГ. Разносторонняя практическая дея-тельность по развитию культуры ГДР проходила в условиях непрерывной работы со стороны ру-ководства СЕПГ, связанной с вопросами культурного строительства, обобщения накопившегося опыта развития культуры в условиях противостояния Западу. Таким образом, опыт культурной политики руководства Социалистической единой партии Германии свидетельствует о том, что: 1) деятели культуры ГДР, используя научный подход к созиданию нового общества, опира-лись на труды немецких философов, в первую очередь, на работы Маркса и Энгельса; 2) руководство СЕПГ было первопроходцем по непаханой целине в созидании нового со-циума в советской зоне оккупации, поэтому вполне извинительны агрессивные нападки её ЦК на Западную Германию и Запад в целом, всевластие МГБ ГДР, ибо на карту было поставлено само политическое существование республики в качестве суверенного государства, 5) огромный опыт культуры Восточной Германии, накопленный её лучшими представите-лями с 1945-го по 1990-ый годы, не остался невостребованным в немецком обществе в 1990-е го-ды и в начале ХХI столетия. Будущее решение исторической задачи по сохранению немцами немецкой национальной культуры находится в их руках и в умах лучших представителей-интеллектуалов классического типа, получивших достойное образование. До середины 1970-х годов «социалистическая культура» ГДР относительно удачно выпол-няла свою идеологическую функцию – обеспечивала поддержку мировоззрения и политики СЕПГ значительной частью населения. Но со второй половины 1970-х годов успешность выполнения этой функции всё больше сокращается. Культура продолжает развиваться – создаются новые ху-дожественные произведения, появляются новые картины, скульптуры, музыкальные творения и т. д., но их эффективность в борьбе за умы людей всё отчётливее стремилась к нулевой отметке. Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях: I. Монографии: 1. Нефёдов В. В. СЕПГ и культура ГДР. – Градец-Кралове – Москва: Изд-во Краловеградецкого научного центра АН ЧР; МГПУ, 2009. – Рецензию на книгу см. в сб-ке: Актуальные проблемы исторической науки, Вып.6, Пенза, 2009, с.380-381. Автор – д. и. н., проф. О. В. Ягов. 2. Nefjodov V. V. SED a kultura NDR. Historická monografie. Hradec Králové, 2010 (на чешском яз.). II. Статьи: 3. Нефёдов В. В. Характеристика некоторых источников и литературы по культурной политике СЕПГ. // Актуальные проблемы исторической науки, Вып.6, Пенза, 2009, с.29-31. 4. Нефёдов В. В. Обзор литературы по культурной политике ГДР // Философия в ХХI веке, 15 вып., Воронеж, 2008, с.180-187. 5. Нефёдов В. В. Культурная революция в ГДР и влияние СССР.// 1917 год в судьбе России. Сб-к ст. Пенза, 2007, с.93-96. 6. Нефёдов В. В. СЕПГ и культурная революция в ГДР. // Исторические записки, вып.11, Пенза, 2007. – С.35-40. 7. Нефёдов В. В. Формирование концепции СЕПГ в области культуры. // Философия, вера, духов-ность: истоки, позиция и тенденции развития, кн.15, Воронеж, 2008, с.176-185. 8. Нефёдов В. В. Левые силы и культурное строительство в Восточной Германии с мая 1945 по октябрь 1949 г. // Социум: проблемы, анализ, интерпретации. Сб-к научных трудов МПГУ, вып.5, М., 2006. - С.273-278. 9. Нефёдов В. В. СЕПГ и народное образование в Восточной Германии в 1945-1949 гг. // Наука и школа, 2011, № 1. – С. 146-149. 10. Нефёдов В. В. Создание ГДР и творческая интеллигенция Восточной Германии. // Софист. Сб-к научн. трудов, Вып.2, М., 2007. - С.224-232. 11. Нефёдов В. В. СЕПГ и культурные процессы в ГДР в 1949 - 1950 гг. // Преподаватель ХХI век, 2013, № 1, часть 2. – С. 232-237. 12. Нефёдов В. В. СЕПГ и развитие самодеятельного творчества в ГДР. // Гуманитарий (Сб-к на-учн. трудов МПГУ), вып.9, М., 2007. - С.37-43. 13. Нефёдов В. В. Влияние июньских событий 1953 г. на культурную политику СЕПГ.//ХХI век: итоги прошлого и проблемы настоящего. Вып. 10. Пенза, 2008. - С. 18-24. 14. Нефёдов В. В. Развитие социалистической культуры в ГДР (1949-1971 гг.). // Актуальные про-блемы исторической науки, вып.4. Пенза, 2007. - С.11-19. 15. Нефёдов В. В. ХХ съезд КПСС и культурное развитие ГДР. //Человек и общество: на рубеже тысячелетий. XL вып., Воронеж, 2008. - С.112-119. 16. Нефёдов В. В. Формирование концепции «Биттерфельдского пути». // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. Гуманитарные науки, 2012, № 27. – С. 851-857. 17. Нефёдов В. В. Сквозь бурные десятилетия. Политический портрет Вильгельма Кёнена. М., 2000, рукопись депонирована в ИНИОН РАН. №55937, с.1-14. 18. Нефёдов В. В. Влияние событий 13 августа 1961 г. на культурную политику ГДР. // Научные исследования: информация, анализ, прогноз, книга 17, Воронеж, 2008. - С.203-212. 19. Нефёдов В. В. Культура ГДР и советская дипломатия в 1960-е гг. //Актуальные проблемы ис-торической науки, вып.5, Пенза, 2008. - С.39-50. 20. Долгилевич Р. В., Нефёдов В. В. Творческие союзы ГДР конца 1960-х годов глазами советских дипломатов. // Россия и Германия, Вып.4, М., Наука, 2007. - С.339-359. 21. Нефёдов В. В. Культурная жизнь в ГДР во второй половине 1960-х гг. //Софист: социолог, фи-лософ, историк. Сб-к научн. трудов, вып.3, М., 2008. - С. 184-194. 22. Нефёдов В. В. Творческие союзы ГДР конца 60-х гг. ХХ в. // Актуальные проблемы историче-ской науки, вып.3, Пенза, 2006. - С. 39- 47. 23. Нефёдов В. В. СЕПГ и СТД ГДР в свои первые годы. // ХХI век: итоги прошлого и проблемы настоящего, вып.7, Пенза, 2006. - С.111 – 116. 24. Нефёдов В. В. Э. Хонеккер и культурная политика СЕПГ.//ХХI век: итоги прошлого и пробле-мы настоящего, вып.11. Пенза, 2008, с.3-8. 25. Нефёдов В. В. Роль Э. Хонеккера в культурной политике СЕПГ (до 1971 г.).//Философия в ХХI веке, вып.16, Воронеж, 2008. 26. Нефёдов В. В. Эрих Хонеккер и культурная политика в ГДР с 1971 по 1989 гг. // Софист: со-циолог, философ, историк. Сб-к научн. трудов, вып.3, М., 2008. – С. 194-199. 27. Нефёдов В. В. СЕПГ и литература ГДР в 70-е гг. // XXI век: итоги прошлого и проблемы на-стоящего, вып.7, Пенза, 2006. - С.146-151. 28. Нефёдов В. В. СЕПГ и развитие народного образования в ГДР в 1950-70-е гг. // Наука и школа, 2009, № 4. - С.73-76. 29. Нефёдов В. В. Тезис о «единстве немецкой нации через культуру» в политике ФРГ 70-80-х гг. М., 2000, рукопись депонирована в ИНИОН РАН. № 55936, с. 1-7. // Депонированные научные ра-боты, раздел История. Археология. Этнология, №3, 2001. 30. Нефёдов В. В. Культурная политика СЕПГ по пропаганде достижений СССР в ГДР и роль СМИ в культуре Восточной Германии в 70-е годы. // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. Гума-нитарные науки, 2011. № 23. – С. 537-540. 31. Нефёдов В. В Заключение Договора с ФРГ и культурная политика ГДР. // Социум: проблемы, анализ, интерпретации. Сб-к научн. трудов, вып.7, М., 2007. - С.193-200. 32. Нефёдов В. В. Успехи культурной революции в ГДР. // ХХI век: итоги прошлого и проблемы настоящего, вып.9, Пенза, 2007. - С.33-38. 33. Нефёдов В. В. Новые проблемы в культуре ГДР после заключения Договора с ФРГ. // Вестник Адыгейского государственного университета, вып. 2, Майкоп, 2008. - С.93-95. 34. Нефёдов В. В. Культурные отношения между советскими и восточногерманскими учрежде-ниями культуры на рубеже 70-х – начале 80-х гг. ХХ в. // Философия, вера, духовность: истоки, позиция и тенденции развития, кн.16, Воронеж, 2008. - С.246-256. 35. Нефёдов В. В. Воздействие СЕПГ на массовое сознание граждан ГДР. // Культура и власть. Сб-к ст. Пенза, 2007. - С.113-118. 36. Нефёдов В. В. Культура и свобода развития личности в ГДР. // Свобода личности: правовые, исторические, философские аспекты. СПб, 2008. - С.224-226. 37. Нефёдов В. В. Музыкальная культура ГДР и ФРГ с 1949 по 1990 гг. // Социум: проблемы, ана-лиз, интерпретации, вып.5, М., 2006. - С.278 – 282. 38. Нефёдов В. В. Культурное сотрудничество между СССР и ГДР в 1981 г. // Человек и общество: на рубеже тысячелетий, ХLI вып., Воронеж, 2008. - С.367-374. 39. Нефёдов В. В. Культурное сотрудничество между КПСС и СЕПГ в начале 1980-х гг. // Науч-ные исследования: информация, анализ, прогноз, кн.20. Воронеж, 2008. - С.152-162. 40. Нефёдов В. В. Сотрудничество СЕПГ и КПСС, учреждений культуры СССР и ГДР на рубеже 70-80-х гг. (по материалам архива внешней политики МИД РФ). // Исторические записки, вып.12. Пенза, 2008. - С.18-26. 41. Нефёдов В. В. Развитие личности и народное образование в ГДР. // Известия Самарского науч-ного центра Российской академии наук. Самара, 2010, том 12, № 2. - С. 202 – 206. 42. Нефёдов В. В. СССР и объединение Германии. // Россия и Германия в ХХ веке. Воронеж, 1999. - С.43-52. 43. Нефёдов В. В. СЕПГ и культурное развитие общества в ГДР во второй половине 1980-х годов. // Вестник Чувашского университета. Гуманитарные науки. 2011, №1. - С. 99-104. 44. Нефёдов В. В. Агония режима СЕПГ и культурные процессы в ГДР (конец 80-х гг.) // Омский научный вестник. Серия: Общество. История. Современность. 2011, № 5. - С. 19-22. 45. Нефёдов В. В. Общественно-политическая и культурная жизнь в ГДР в 1989 г. // Вестник Там-бовского университета, серия: Гуманитарные науки, № 10, 2010. - С. 233-237. 46. Нефёдов В. В. Культурная политика СЕПГ в конце 1989 года после отставки Э. Хонеккера. // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. Гуманитарные науки, 2013, № 31. 47. Нефёдов В. В. СЕПГ и культурные процессы в ГДР. // Преподаватель ХХI век, 2012, № 1, ч.2. – С. 294-297. 48. Нефёдов В. В. Гуманитарный фактор и культура в ГДР.// Преподаватель ХХI век, №3, 2011, часть 2. - С.261 – 266. 49. Нефёдов В. В. К вопросу о культурной политике СЕПГ в Восточной Германии. // Наука и шко-ла, 2012, № 6. – С. 97-99. 50. Нефёдов В. В. Влияние «перестроечной культуры» СССР на культуру ГДР. // Германия и Рос-сия: события, образы, люди. Вып.9. – Воронеж, 2012. - С. 97-109. III. Тезисы докладов на научных конференциях: 51. Нефёдов В. В. Культурная революция в СССР и ГДР: общее и особенное. // Тезисы докладов региональной конференции «Революция и общество. Пенза, 2007. – С. 158-161. 52. Нефёдов В. В. Влияние советской культуры на культуру ГДР в 50-60-е гг. // Советская культу-ра: проблемы теоретического осмысления. Материалы международной. научной конференции. СПб., 2008. - С.48-51. 53. Нефёдов В. В. Свобода выбора пути развития (ГДР и проблема объединения Германии). // Свобода в России: иллюзия, реальность и будущее. Материалы межвузовской научной конферен-ции. Пенза, 2000. - С.71-73. 54. Нефёдов В. В. Культура и свобода развития личности в ГДР. // Свобода личности: правовые, исторические, философские аспекты. Материалы конференции. - СПб., 2008. 55. Нефёдов В. В. СЕПГ и «социалистическая немецкая нация» в ГДР. // Этнонациональные цен-ности в условиях глобализации. Тезисы докладов Всероссийской научно-практической конферен-ции. - Махачкала, 2008. - С.87-89. 56. Нефёдов В. В. Руководство СЕПГ школой и образованием в ГДР. // Школа, государство и об-щество. Сборник статей Международной научно-практической конференции. Пенза, 2008. - С.177-182.
Rss